Мешок наплечный.

Без заявки на объективность, чистейшее имхо.

Человек — великолепное вьючное животное. Он — как никто готов таскать на плечах здоровенный ранец дерьма скрупулёзно собранный им в течении жизни. Приятель по песочнице сделал куличик больше в детском саду — раз какашка в рюкзачок. Папа пообещал сделать что то — но не вышло. Вторая какашечка в рюкзачок. А вот и школа, двоешник Колян гораздо хуже меня учится. Раз — и положил в рюкзак какашку. Покормил самолюбие. Пройдут годы и это какашка отяжелеет от пыли и вольных надумак, вырастет в целую идею, понятие, якорь — есть же люди хуже меня. И начинаешь судорожно искать кого то хуже. Находишь, успокаиваешься, самолюбие любит какашки. Покормил.

 

Прошло несколько лет, тебе 15, первая любовь. Из твоего класса. А может параллельного. Машка, или Светка, не суть. И самое главное, что надо же с кем то поделиться, а с кем если не с другом? Рассказал. Раскрыл другу глаза. Он тоже полюбил, а через недельку и ушел целовать её на лавочку. А ты мечешься в бессильной злобе, мечешь какашечки, и складываешь в рюкзачок. И тут место в рюкзаке кончается, ты берёшь тару повместительней, Ранец. От резкой смены нагрузки хрупкие ещё плечи мнутся, от тяжести происходит частая смена настроений и ругань по мелочам со всеми на свете. Потому что человек обычно в этом возрасте начинает думать, мать-перемать, сколько дерьма то! А сам я не такой, я лучше, хрум какашку из первых классов, и бессильная злоба и жалость к себе — ещё полкило говнеца в Ранец.

 

Подрос, вот тебе 17, школьный бал, уверенно шагнешь с своим ты ранцем на свободу. Свободу выбора, куда. Старый источник какашек пропал, а нового ещё не появилось. А говнеца то хочется, и чем сильнее хочется тем меньше думаешь над выбором. Выбрал ты значит, новый источник этого самого, и тут приходит пора снова менять тару, снова не влазиет. Ранец в помойку, берёшь походный рюкзак, его удобнее носить с собой, он вместительный.

И тут, примерно у 15 процентов людей открываются глаза. Они просто останавливаются и думают, а зачем Оно мне?

Ну был двоешник Колька, ну да, друг девченку увёл. Да, учителя сволочи мамы-папы тираны, ну а кто я то? Какой я?

Существует стопицот направлений, куда идти, все открыты. Все ждут новых ног одинаково. Только вот Походный рюкзак, снятый не до конца, так и норовит от неудобной посадки то влево утянуть, то на право завалиться, идти ровно ох как не просто.

Клёва быть трамваем, куда рельсы проложили туда и прёт. И вчера пёр, и сегодня прёт и завтра будет переть.

Кто то, бросив свой Рюкзак — улетает, потому что ноги сильные ( столько лет тренировок) а нагрузки нет. Вот и не рассчитали. Кто то вприпрыжку уходит за горизонт в новое. Сил то много. А кто то поправляет поклажу, вздыхает, мол понавыдумывали люди, чуши какой то, вот я то не такой, у меня иначе. Закинул самолюбию порцию новенького, ещё тёплого, в Рюкзак, и потопал дальше по привычной старой доброй жиже.